Тексты к альбому «Настежь» (2014)

1. Гололедица

Заснеженной метелицей,
Я с выдохом в кулак
Бреду по гололедице
Куда понять никак…

Вся жизнь на гололедице —
Шершавый, склизкий лед.
Всю жизнь моя метелица
Плюет мне стужей в рот.

А в кашляющем дыхании —
Опора и борьба…
На белоснежной брани
Я рыцарь хоть куда!

Пусть нету Россинанта,
Нет красного коня.
Нехватка провианта
И треснула броня…

Но все равно в метелице,
Я с выдохом в кулак,
Пойду по гололедице
Куда понять никак…

2. Русская безысходность

Божий светильник над полем заснеженным,
Грош да пятак в кармане заплатанном,
Горькую пьем мы в дни потемнения —
Скалит нам пасть пустота повседневная.
Тройка гнедых усталая гонится,
Сильной рукой, вощеными розгами,
Жизнь продолжает свой бег бесконечности,
К дню начертания, к вольному хлебному…

3. Небушко

Грязь застывшей слякоти,
Синь студеной мякоти,
Очернили тучи
Грозным звонкозвучьем.

В небо ты же слышишь!
В небо ты же знаешь!
Небушко готовит к старту корабли.

К небосводу властному,
К царствию прекрасному…
Царствию расплаты!
Царствию любви!

К небосводу властному,
К царствию прекрасному…
Царствию расплаты!
Царствию любви!

По глухим дорогам,
Кочкам да порогам.
По долам и весям,
Мрачным лихолесьям…

В небо ты же слышишь!
В небо ты же знаешь!
Небушко готовит к старту корабли!

К небосводу властному,
К царствию прекрасному…
Царствию расплаты!
Царствию любви!

К небосводу властному,
К царствию прекрасному…
Царствию расплаты!
Царствию любви!

Полюшко в тумане.
Волюшки до пьяни!
Распахнись — не жмись!
И бросайся ввысь!

В небо ты же слышишь!
В небо ты же знаешь!
Небушко готовит к старту корабли!

К небосводу властному,
К царствию прекрасному…
Царствию расплаты!
Царствию любви!

К небосводу властному,
К царствию прекрасному…
Царствию надежды!
Царствию любви!

Царствию надежды,
Царствию любви…

4. Война

Буйные головы в травушку влетели.
Черные вороны марсельезу пели…
Песня революции над городом кружила
Весело и звонко кровушкой кропила!

Мама не плачь, милая прости!
На баррикадах пляшут дочери, сынки.
Мама не плачь, милая прости!
Смерть, любовь и воля, от зари до зари-
Война!

Война!

Ночь кидает вам бомбы,
Их свет нашей любви!
День стреляет в затылок.
Умрите сукины сыны —
Война!

Война!

Мама не плачь, милая прости!
На баррикадах пляшут дочери, сынки.
Мама не плачь, милая прости!
Смерть, любовь и воля, от зари до зари-
Война!

Война!

5. Коварство тюремной были

Коварство тюремной были –
В беззвучии бытия;
Как будто в большой могиле
Живым оказался я.
Остались в минувшем лете
Родные – жена и мать,
Они на другой планете,
Отсюда их не достать…

Коварство тюремной были –
В пустой веренице дней,
Тех, что навсегда уплыли,
Один другого бледней…

И тех, что маячат дальше,
Невысказанно мрачны!
Пусть лёгкой искрою фальши
Их перемешают сны…
Коварство тюремной были –
В украденных у меня
Глубокой ночной чернили
И яркой лазури дня.
И солнце надменной властью
Похищено, и луна,
И недостижимо счастье
Распахнутого окна…

Коварство тюремной были –
В тяжёлом дыханье стен,
Которыми оградили
Оставив лишь пепел и тлен.
Взамен нам дали опыт:
Возможность, попав в капкан,
Увидеть, как судьбы топчет Безумный Левиафан.

Коварство тюремной были –
В бессилии перед ним…
Но — нас они не сломили,
А мы – мы им не простим.
И все, кто людьми играя,
Их жизни стирает в пыль,
На шкуре своей узнают
Тюремную эту быль!

6. Грозовой марш

Ты можешь быть слабым
В начале пути,
Метаться без цели, не зная дороги.
Ты можешь быть глупым –
Но знать одно:
Горшки обжигают вовсе не боги.

Но грянет лишь гром,
И в воздухе душном
Станет тебе тяжелее дышать!
Ты должен стать сильным
Каждый твой мускул,
Должен теперь напряжённо дрожать!

Ведь люди запомнят тебя таким,
Каким ты встретил эту грозу!
Ведь люди запомнят тебя таким,
Каким ты встретил эту грозу!

Ты можешь не знать
Свое место в строю.
Плечо товарища тебе всё напомнит,
Ты можешь скривить от боли лицо,
Но не ослабить сжатых ладоней!

Но лишь среди туч,
Вспышка метнётся,
И небо заплачет горячим дождём!
Колонны пойдут, и не будет покоя
Этим бойцам,
Ни ночью, ни днём!

И небо запомнит тебя таким,
Каким ты ушёл в эту грозу!
И небо запомнит тебя таким,
Каким ты ушёл в эту грозу!

Ты можешь не помнить всех важных причин,
Не помнить то место откуда пришёл!
Но знай, что твой главный компас внутри,
Ритм отмеряет для наших шагов!

Но только лишь пуля,вонзившись в тебя,
Твой шаг остановит, и ты упадёшь.
Ты вспомнишь о том, откуда ты шёл,
И зачем ты шагал под этим дождём…

И Солнце запомнит тебя таким,
Каким ты упал под этим дождём…
Небо запомнит тебя таким,
Каким ты лежал под этим дождём…
И люди запомнят тебя таким,
Каким ты погиб под этим дождём…

7. Танцуй

Когда засмеется площадь,
Когда закружит в экстазе,
И время доступно на ощупь,
И радость полна безобразия!

Когда непотребством сладок,
Когда загремит стихия,
И очи не ищут оглядок,
И пальцы щелкают сухие!

Когда ты до сажи весь выжжен,
Когда воин — один и в поле,
И кровь поколений по улицам брызжет,
И Воля сковалась в неволе.

Когда на осколки зеркало,
Когда в кутерьму чудеса,
И мщение правду скумекало,
И пламя рвется в небеса:

Танцуй!

Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!

Танцуй!

Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!

Танцуй!

Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!

На броневике и танке,
На революционной пьянке,
Под яблочко и под фрейлехс
Танцуй, мой железный Феликс!

И вот тогда все начнется,
Кураж захлебнет мечтой!
Танцуй моя безумная эмоция!
Танцуй, разрывай и пой!

Танцуй!

Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!

Танцуй!

Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!

Танцуй!

Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!

Танцуй на погостах!
Танцуй так просто!
Танцуй так бешено!
Танцуй так изнеженно!

Танцуй на паперти ,
В кабаке и на скатерти,
Во хмельной пустоте,
На Голгофском кресте!

Танцуй на погостах!
Танцуй так просто!
Танцуй так бешено!
Танцуй так изнеженно!

Танцуй на паперти ,
В кабаке и на скатерти,
Во хмельной пустоте,
На Голгофском кресте!

На броневике и танке,
На революционной пьянке,
Под яблочко и под фрейлехс
Танцуй, мой железный Феликс!

Танцуй!

Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!
Танцуй!

8. Дети рабочих поселков

Здесь на развалинах Рима,
Здесь на огнище сечи,
Новым дыханием нового мира
Мы разжигаем печи!

Вольно над русским царством
Гаркнет вороний вопль!
Нашим Богам — трудовому братству
Мы возведем акрополь!

Дети рабочих поселков,
Дети обугленных снов.
Боги чугунных чертогов
Вас призывают вновь.
Вас призывают вновь.

Здесь над суровой стужей,
Здесь над эхом степным,
Чугунные Боги снова обрушат
Едкий котельный дым!

Новые храмы из стали
Пламя ракетных сопл.
Нашим богам — трудовой Вальгалле
Мы возведем акрополь!

Дети рабочих поселков,
Дети обугленных снов.
Боги чугунных чертогов
Вас призывают вновь.
Вас призывают вновь.
Вас призывают вновь….
Вас призывают вновь….

9. Разгадка

Когда умолкнут поезда,
Когда вся жизнь пройдет напрасно,
Когда стране придет ****а,
Тогда сто грамм уже не властны.

Лишь только в поле васильки,
Опушки и дубравы,
Тогда избавят от тоски,
Душе прибавят нраву!

Когда придет, должок, дружок,
Когда сквозь страх засвищет порох,
Когда отстрелишь весь рожок,
Тогда пройдет сомнений ворох.

И значит в поле васильки,
Опушки и дубравы
Тебя избавят от тоски,
Душе прибавят нраву!

Когда заблещут небеса,
Когда роса умоет сладко,
Когда зашелестят леса,
Тогда придет на все разгадка:

Что только в поле васильки,
Опушки и дубравы,
Тебя избавят от тоски,
Душе прибавят нраву!

10. Куклы

Люди-куклы,
Может
Неживые тоже,
Взглядом ищут правду,
И бегут века.
Ведомые своим кукловодом,
Незримым законом природы.
Но мертвые по сути.
Нити тянут, крутят…
А в глазах стеклянных
Тьма и пустота.
Жизнь на театр похожа,
Куклы с раскрашенной кожей…
Прихоть кукловода,
Наш закон природы,
И блестят стекая,
Слёзы из дождя.
Слова произносят чужие,
Куклы как будто живые.
Люди живут, умирают,
мир, каким есть принимают
Жизнями играют,
Судьбы разбивают,
Кукловоды злые,
Демоны судьбы.
Ада нет и Рая,
Нет конца и края,
Этой странной роли-
Вечно куклой быть.

11.  Слово и дело

Шаг за шагом,
Мягко в путь.
Шаг за шагом,
По чуть-чуть.

Брат за братом
Так неброско…
Брат за братом
Твердо, жестко…

Слово.
И дело.

Слово.
И дело.

Друг за другом
В ночь да в жуть.
Друг за другом —
Не уснуть.

Ставят
Отрезвленье.
Ставят
Представленье.

Слово.
И дело.

Слово.
И дело.

Ставят
Представленье.

Слово.
И дело.

Ставят
Представленье.

Слово.
И дело.

12.  Полет над Прагой

Вот и вечер гасит свечи,
Старый город так беспечен.
Ты стоишь потупив очи,
Предвкушением озабочен.

Тихий мнительный мудрец,
А в душе лихой юнец!
Соверши последний шаг,
Что не делаешь никак!

Чародей, не обессудь!
Отправляйся в добрый путь!
Хваткий демон тут с тобой,
Мы тоске покажем бой!
Сей же час помчим вперед,
Старый город подождёт!
Улыбнись судьбе с отвагой —
Ночь, весна, полёт над Прагой!

Полёт над Прагой!

Силы, молодость и время,
Девок молодое племя,
Танцы, драки, кабаки,
Пиво, карты, игроки!

Горы золотых монет,
Бесконечный интеллект,
Половую остроту —
Все возьмешь, пройдя черту!

Чародей, не обессудь!
Отправляйся в добрый путь!
Хваткий демон тут с тобой,
Мы тоске покажем бой!
Сей же час помчим вперед,
Старый город подождёт!
Улыбнись судьбе с отвагой —
Ночь, весна, полёт над Прагой!

Полёт над Прагой!

Погуляешь, братец, всласть!
Я не дам тебе пропасть.
Ты не прячь огонь из глаз,
Это суть всего как раз!

Ветер пляшет на мосту,
Чернокнижник весь в поту.
За карниз — и в темноту,
В неземную красоту!

Чародей, не обессудь!
Отправляйся в добрый путь!
Хваткий демон тут с тобой,
Мы тоске покажем бой!
Сей же час помчим вперед,
Старый город подождёт!
Улыбнись судьбе с отвагой —
Ночь, весна, полёт над Прагой!

Полёт над Прагой!

13. Ленни

Я люблю тебя Ленни,
Как любит солдат,
В окопной геенне
Свой домик и сад.

Я люблю тебя Ленни,
В предрассветных лучах,
Когда веет томленьем
Каждый ветреный взмах.

Даль поманит нежно,
Былого не жди…
Пропоют безмятежно
Кинопленок дожди…

Дни великих свершений
Заискрят впереди.
Я люблю тебя, Ленни!
Шепчет сердце в груди…

Суетой полутеней,
Красотой фейерверка
Я хочу тебя, Ленни,
В огнях Нюрнберга!

Пожирающей ночью,
В час партийного съезда,
Твои страстные очи
Будут глубже чем бездна!

Даль поманит нежно,
Былого не жди.
Пропоют безмятежно
Кинопленок дожди.

И пророчу сужденье
Наподобие Пифии:
Полюблю тебя, Ленни,
На развалах Олимпии!

14. Ядерный снег

Солнечным утром
В таежной глуши
Мило, уютно,
Нигде не души.
Только как хлопья с заоблачных век
Падает снег, ядерный снег…

Сброшены маски,
Утрачен накал.
Кончились сказки,
Ушел карнавал…
Мягко приветствует будущий век
Ядерный снег, ядерный снег…

Время расслаблено,
Грусть истекла.
Все что оставлено —
Пепел стекла.
Новым началом всех альф и омег
Падает снег, ядерный снег…

Падает снег, ядерный снег…

15. Вечность

Где-то за гранью яви и нави,
Где-то на лезвии, на рубеже.
Вечность танцует, плечи расправив,
Вечность смеется в своем кураже…

Не бойся, улыбнись.
В Вечность всмотрись!
Влево и вправо, вниз да ввысь
Вечность танцует тебе стриптиз.

Посмотри как желанна она в лунном свете
Как тонка и чиста ее бескрайность!
Сколько же похоти на этой планете
Хочет сожрать ее уникальность.

Ты не рассмотришь ее одежды,
Ты не оценишь формы и губы.
Ты как и прежде любой невежда,
Хочешь просто набить ей зубы…

Свет городов и далеких окраин,
Музыка волн и рассветных огнищ.
Холод и жар, лихорадка, испарина.
Древние камни, пыль городищ…

Она так страстно отбросила время,
Она обнажилась до пустоты.
Ее глаза беспощадней рентгена,
Ее главный зритель сегодня ты!

16. Колыбельная

Где глухие чащи,
Где пути пропащие,
Топи, буреломы,
Да снега укромны.

Там в лесной стороженьке,
В маленькой берложеньке ,
Русь — моя медведица
Спит, едва шевелится.

Сны цветные снятся,
В дреме не подняться.
Отдых полон красок
Снится ворох сказок…

Где про мир чудесный,
Яркий да помпезный
Где-то про удачу,
Что в потьме маячит.

Где-то про угоду
Славному народу,
Где про тайну божью,
Где про правду с ложью.

Про благую милость,
Совесть да терпимость.
Поле и раздолье.
Степь да своеволье .

Но всего поярче,
Посильней , пожарче,
Как недостижимость,
Снится справедливость!

Сладка , так желанна!
Снится непрестанно.
Чтоб для всех и разом,
Чтоб одним указом!

Ворошит и гложет,
Крепкий сон тревожит.
Хоть бы к ней прорваться,
Танцевать, купаться!

Чтоб одной стихией,
Чтоб ветра лихие,
Чтоб скакали тройки,
Пьянки да попойки.

Время закружится,
Дрема ворожится ,
Снова как в тумане,
В забытье нагрянет…

И опять в сторожке,
В маленькой берложке,
Русь — моя медведица,
Спит, едва шевелится.

Русь — моя Сансара…
Русь — моя Сансара…
Русь — моя Сансара…
Русь — моя Сансара…

Текст 1, 3, 7, 8, 9, 11, 12, 13, 14, 15, 16 — Дмитрий Фламин
Текст 2, 4 — Юрий Малиновский
Текст 5 — Дмитрий Рукавишников
Текст 6 — Иван Щеголев
Текст 10 — Роман Дудин